-->

11.12.2012

Политбайка. Первый день новой Рады

Однажды депутаты новоизбранного парламента собрались на первое заседание.

С восточного входа в сессионный зал под прикрытием кевларовых спецназовских щитов заходили регионалы. Долгие тренировки в подземном симуляторе не прошли даром - депутаты быстро, без заминок и путаницы рассредотачивались по местам и брали сектор оппозиции на прицел своих новеньких штурмовых винтовок "Форт-224". Чечетов привычными взмахами руки с синим флажком направлял движение прибывающих.

Потом щиты убрали, и в дверной проем проник Петр Симоненко со стареньким ППШ в руках. Он огляделся и окликнул кого-то из регионалов:

- Товарищ! Почему защиту убрали? Нас 32 человека, и у нас такая же неприкосновенность как и у вас!

- Вы на щиты не скидывались! - ответил регионал, не отрываясь от каллиматорного прицела.

- Жлобы-союзнички! - мрачно проговорил Симоненко и махнул рукой, - Колонной по два, короткими перебежками - за мной!

Фракция Компартии заняла свое традиционное крыло. У них была по традиции одна винтовка на троих - безоружные должны были взять оружие в бою или подобрать "ствол" павшего товарища. Два новоизбранных КПУшника вкатили пулемет "максим" на колесиках, заложили ленту и залегли в поперечном проходе, держа на прицеле вход западного крыла.

Повисло напряженное ожидание: двери оппозиционного входа вот-вот должны были распахнуться. Но противник появился совсем не оттуда, откуда его ждали.Внезапно раздался невнятный шум на балконе, и затянутые в черное фигуры боевиков-депутатов от "Свободы" скользнули на тросах вниз, в сессионный зал.

Кувыркаясь, они мгновенно осмотрели проходы между креслами и пульты для голосования. Потом обменялись странными знаками, и старший стянул маску-балаклаву, оказавшись Олегом Тягнибоком.

- Кролик, Кролик, я Удав! - проговорил он в портативную рацию, - Территория зачищена, чужих - ноль! Обезврежено растяжек - пять, магнитных мин - четыре, кнопок канцелярских - девятнадцать! Ждем твоих бакланов, Кролик! Конец связи!

Двери распахнулись, и в зал ворвались оппозиционные депутаты. Впереди, толкаясь, бежали три знаменосца: Власенко с флагом "Батькивщины", Богдан Бенюк с синим стягом "Свободы" и Мария Матиос с красным флагом УДАРа. Они изо всех сил размахивали флагами, и только опытный тактик понял бы этот маневр: пока регионалы и коммунисты пытались уследить за знаменосцами, путаясь в мелькании цветных полотнищ, оппозиционные депутаты рассредоточились в проходах, взяв оружие на изготовку.

Оружие у всех было разным. Бойцы Яценюка использовали израильскую штурмовую винтовку "Тавор", люди Турчинова - полученные по каналам клиники "Шарите" немецкие автоматические винтовки Heckler-Koch HK417, а также несколько утянутых еще в 2005 г. из запасников СБУ пробных образцов автомата "Вепрь". "Свободовцы" упрямо поводили стволами своих стареньких, но хорошо смазанных машингверов. Кличко поигрывал ручным гранатометом, а его бойцы вооружились банальными "калашами".

Несколько минут в зале царило тягостное ожидание. Потом в рядах "свободовцев" раздался крик Ирины Фарион:

- Эй, недобитки московские! Калесниченки в зале есть?

- А тебе какое дело, шкура бандеровская? - отозвался Колесниченко, выглядывая из-за кресла.

- Прикуси язык! - рявкнул со своего места Андрей Ильенко. - Ты еще нам за Закон о языках ответишь, покруч!

- Нет у вас никакого языка! Выходи сюда, я вам это наглядно докажу! - взвился Игорь Марков.

- Да что мы слушаем этих бандитов!? - закричала Фарион. - Бей их!

И небольшая группа наиболее агрессивных депутатов от оппозиции рванула по поперечному проходу в сторону регионалов.

- А мы щас вам в натуре наваляем! - Колесниченко, Марков, Богословская и несколько коммунистов бросились навстречу нападающим "свободовцам".Растояние между ними сокращалось.

Все последующее произошло в какие-то секунды.

Чечетов дал отмашку регионалам, и те остались на своих местах.

Симоненко коротко бросил: "Отставить!" - и не успевшие встать с мест коммунисты лишь с замиранием сердца следили взглядом за своими товарищами.

"Не поддаваться на провокации" - прикрикнул на своих Турчинов, и те послушались. Яценюк промолчал - его люди все равно не отличались большой смелостью.

Кличко бросился вдогонку атакующим, с неясным намерением то ли всех нокаутировать, то ли разнять, но его удержали Пинзеник и Матиос.

Тягнибок просто сказал "Ні!" - этого было достаточно - для всех, кроме тех, кто уже бежал.

Рукопашная в зале заседаний редко заканчивалась серьезными травмами. Две маленьких кучки нападающих неумолимо сближались. Вот между ними три метра... два... один...

Они с ходу налетели на проволочные заграждения, которые были протянуты в главном проходе для разделения враждующих сторон. А по проволоке был пропущен ток высокого напряжения.

Треск электрических разрядов разнесся по залу. Несколько тел, только что жаждущих битвы, а теперь навсегда упокоившихся, висели на проволочных заграждениях, слегка дымясь. И сторонний наблюдатель наверняка отметил бы, что тела "свободовцев" висят точно так же, как тела регионалов или коммунистов - между ними не было никакой разницы. Сторонний наблюдатель с удивлением задумался бы, что же не могли поделить все эти люди, ставшие вдруг такими одинаковыми? И предположил бы, что, может быть, именно к этому последнему единству они и стремились, когда бежали навстречу друг другу?

Депутаты, сидевшие на своих местах, не были сторонними наблюдателями. Но что-то такое они тоже почувствовали. Поэтому несколько минут в зале царила полная тишина. Потом Яценюк поднялся со своего места, стянул с головы каску-сферу, поправил очки и проговорил:

- Ну что... Поработаем, что ли?

Из-за проволочных заграждений поднялась фигура Ефремова. Он отложил новенький "Форт" и, оглядевшись по сторонам, произнес:

- Действительно... Включите систему "Рада", а?

Бравурные позывные системы голосования резанули слух, и два табло в сессионном зале засветились. Работа парламента входила в нормальное русло... 

Комментариев нет: