-->
☢ ☢   Любите Родину - Мать вашу!        Якщо ви не боретеся за свої права, у вас їх заберуть!        Заявка на кредит онлайн        Бесплатные кредитные карты        Реклама в анонімних оголошеннях    ☢ ☢

31.05.2015

Чернобыльская зона не прощает легкомыслия

В СМИ появились сообщения о подготовке Министерством экологии и природных ресурсов предложений по значительному уменьшению территории Чернобыльской зоны отчуждения и безусловного (обязательного) отселения и созданию на ее территориях биосферного заповедника. Предварительно эти вопросы обсуждались на парламентских слушаниях. В ходе подготовки этих слушаний и их проведения один из авторов предлагаемой статьи изложил соображения о решении вышеуказанных вопросов. Развернутые предложения были направлены в профильный комитет Верховной Рады, а также вручены заместителю министра С.Курыкину и председателю комитета ВР Н.Томенко. Судя по заявлениям должностных лиц министерства и письму главы комитета к президенту, указанные предложения остались без их внимания.

Согласно Закону Украины "О правовом режиме территории, которая подверглась радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы", границы зон отчуждения и безусловного (обязательного) отселения устанавливаются и пересматриваются Кабинетом министров Украины по согласованию с Национальной академией наук,центральными органами исполнительной власти, сельского хозяйства и по вопросам продовольственной безопасности государства, безопасности использования ядерной энергии, управления зоной отчуждения и зоной безусловного (обязательного) отселения на основе экспертных заключений.

Итак, те, кто создавал и утверждал этот закон в 1991 г., хорошо понимали: без тщательного научного анализа и обоснования такие серьезные вопросы решать нельзя.

Через 25 лет после утверждения вышеназванного закона отношение к научному сопровождению в целом и подготовке таких серьезных решений в частности существенно изменились, причем не в лучшую сторону. Инициатор решений об изменениях границ Зоны — Министерство экологии и природных ресурсов — за согласованием к Национальной академии наук пока не обращался, что уже является нарушением духа вышеуказанного закона. 

Рассмотрим отдельные ключевые вопросы, возникающие в связи с этой инициативой министерства. Официальные экспертные заключения о возможности выведения части Зоны в общее пользование могут быть получены только на основе тщательного комплексного изучения всех материалов и аспектов относительно радиоактивного загрязнения, специфики формирования доз облучения в разных ландшафтных и грунтовых условиях этой территории и всесторонне проанализированы в Национальной академии наук. Впрочем, мониторинговые исследования, которые проводит "Экоцентр" и другие организации, свидетельствуют, что практически на большей части Зоны увеличивается опасность, связанная с ростом концентрации америция, возникающего при распаде плутония. Это токсичный, очень подвижный радиоэлемент, и его содержание в окружающей среде будет увеличиваться в течение многих лет. Опасность попадания горячих частичек с ветровым подъемом в легкие людей и животных существует в пределах почти всей Зоны. Нужно также иметь в виду, что работы по перезахоронению временных могильников (их более 800 как в 10-километровой зоне, так и за ее пределами) могут приводить к значительному ветровому подъему радиоактивности и вторичному загрязнению периферийной части Зоны отчуждения. Исследования, выполненные специалистами Центра радиационной медицины, НАН Украины, других заведений, свидетельствуют, что даже небольшое радиационное загрязнение и малые, но хронические дозы облучения в пределах территории со специфическим полесским ландшафтом приводят к значительному увеличению заболеваемости, прежде всего детей, а также взрослых.

Необходимо также помнить, что Чернобыльская авария привела к возникновению огромного объема радиоактивных отходов. По этому показателю Украина вышла на четвертое место в мире. Сейчас наибольшее внимание приковано к строительству нового укрытия (конфаймента) над четвертым, разрушенным блоком ЧАЭС и к выводу из эксплуатации всей ЧАЭС. Но нужно иметь в виду, что все это — только промежуточные этапы усилий на пути к минимизации последствий катастрофы. Конечная цель — захоронение всех отходов с разрушенного энергоблока, других блоков ЧАЭС, многих временных хранилищ в специальные постоянные хранилища: низкоактивных — в поверхностные, а долго существующих высокоактивных — в глубинное геологическое хранилище.

Для этого разработана и утверждена Стратегия обращения с радиоактивными отходами (РАО) в Украине, утверждена и действует Государственная экологическая программа обращения с РАО, которой планировалось выполнять необходимые работы и исследования по решению вопросов захоронения всех типов отходов. Но фактически работы по этой программе выполнялись на 15–20%, а исследование по поиску участков, пригодных для создания глубинного хранилища, вообще не проводилось. Притом, что на основе предложений европейских экспертов был создан специальный фонд обращения с радиоактивными отходами, который в значительных объемах наполнялся производителями радиоактивных отходов (прежде всего со счетов атомных станций). Ежегодное наполнение фонда составляло более 500 млн грн. За эти деньги можно было ежегодно выполнять основную часть задач программы. Чего не произошло, поскольку в течение многих лет, и сейчас в том числе, Министерство финансов использует указанные средства не по прямому назначению, нарушая основные принципы использования фондовых средств, которые четко соблюдаются во всех европейских странах.

В результате поисково-разведочные геолого-геофизические исследования с целью выделения участков для создания глубинного хранилища еще даже не начаты. При этом важно подчеркнуть, что, несмотря на относительно небольшой общий объем высокоактивных и долго существующих отходов (около 2% от общего объема отходов), их общая активность достигает 99%(!) Таким образом, это основная опасность, от которой, безусловно, надо избавляться путем создания глубинного хранилища и подготовки этих отходов к захоронению. 

Понятно, что участки для глубинных хранилищ необходимо искать в Зоне отчуждения, ведь основной объем этих отходов — чернобыльского происхождения, и создавать для них хранилища в населенных территориях Украины, из всех соображений, включая безопасность населения и значительно большие финансовые затраты, неразумно.

Предварительно, на основе материалов прошлых геолого-геофизических исследований, коллектив наших специалистов из Национальной академии наук и Геологической службы Украины выполнил анализ геологических условий территории Чернобыльской зоны отчуждения и безусловного (обязательного) отселения. Полученные результаты свидетельствуют, что геологические условия в 10-километровой зоне, в которой находится АЭС и где министерство планирует сконцентрировать все работы по РАО, непригодны для создания глубинных хранилищ. Это территория пересечения многих мощных разломных зон, активных геодинамических процессов, и, по критериям МАГАТЭ, она должна быть отбракована. Основные перспективы поиска участков для хранилищ такого типа находятся в пределах территории Зоны отчуждения южнее 10-километровой зоны и на крайнем западе зоны обязательного отселения. Эти территории, как минимум, должны оставаться в пределах Зоны отчуждения и обязательного отселения до полного завершения поисково-разведочных работ, выбора перспективных участков, оценки качества и размеров их охранной 
барьерной зоны. 

При этом следует отметить, что если участки для хранилищ будут находиться в пределах Зоны отчуждения и обязательного отселения, то требования к их безопасности становятся менее жесткими, нежели они будут в пределах населенных территорий. Это связано с тем, что, как было доказано нами ранее, основным поглотителем мигрирующих радионуклидов в Зоне отчуждения являются песчано-глинистые отложения ее геологической среды. Несмотря на то, что ежегодные объемы поглощения радионуклидов геологической средой намного больше, чем выносит р. Припять за пределы Зоны, накопленные радионуклиды сорбируются песчано-глинистыми породами очень надежно. В результате этого водозаборы подземных вод в гг. Припять и Чернобыль снабжают водой, которая по качеству соответствует нашим стандартам. Итак, для обоснования безопасности хранилища в Зоне, которое, согласно рекомендациям МАГАТЭ, будет размещено в залегающих ниже кристаллических породах, нужно в основном тщательно изучить барьерные защитные свойства именно этих покровных песчано-глинистых отложений. В пределах населенных территорий должна быть стопроцентная гарантия непроникновения радионуклидов из глубинного хранилища в водоносные горизонты и на поверхность. Здесь его безопасность необходимо оценивать, прежде всего, на основе тщательного анализа кристаллических пород, залегающих на значительных глубинах. Это приведет к существенному удорожанию всех работ. Таким образом, один и тот же участок, находящийся в Зоне или за ее пределами, потребует для изучения существенно отличающихся затрат.

В содружестве со специалистами Европейского Союза мы разработали предложения по созданию четырех типов хранилищ радиоактивных отходов на основе предложенной новой их классификации.

Подсчитано: если согласно нынешней классификации будут построены два типа хранилищ — поверхностные и глубинное, то для полного решения проблемы захоронения отходов в Украине, включая отходы объекта "Укрытие", понадобилось бы, в ценах 2012 г., ориентировочно 75 млрд долл. С перспективой таких расходов решение этой проблемы откладывается на неопределенный срок. В случае принятия предложенной европейскими экспертами и нами классификации и создания, соответственно, четырех типов хранилищ — для очень низкоактивных, низкоактивных, среднеактивных и высокоактивных отходов — общие затраты сократятся более чем в 30 раз — приблизительно до 2 млрд долл. Такой подход позволяет решать указанную проблему в относительно сжатые сроки. Но такое сокращение возможно только при условии, что все хранилища радиоактивных отходов, включая глубинные, будут находиться в Зоне отчуждения и безусловного (обязательного) отселения.

Итак, если Министерство экологии и природных ресурсов не хочет вводить свое государство в такие колоссальные финансовые потери, то проблему границ зоны и биосферного заповедника надо решать не только в узком кругу своих советников, но и в широком сотрудничестве со специалистами.

Кстати, в этом вопросе есть моральный аспект проблемы, за игнорирование которой в 1986 г. чернобыльцы-ликвидаторы дорого заплатили накопленными дозами и болезнями в будущем, когда разбуривали защитную гидрозавесу вблизи ЧАЭС без необходимого научного обоснования и без необходимости, на что мы в свое время безуспешно указывали. Как показал опыт, необходимости в ее эксплуатации не было. Побуждая своим решением выполнять преимущественно бесперспективные поисково-разведочные геолого-геофизические работы только в 10-километровой зоне, где уровни радиации остаются высокими, министерство, не желая того, становится виновником будущих дозовых нагрузок специалистов - геологов, геофизиков, буровиков, которых, благодаря "успешным" действиям власти в течение многих лет, и так становится все меньше и меньше.

Хотим также подчеркнуть, что у нас сформулировано предложение по более быстрому, надежному и менее затратному направлению захоронения наиболее высокоактивных отходов, часть которых в ближайшее время поступит из России. К сожалению, и эта инициатива, в русле нынешнего невыполнения задач программы обращения с РАО, пока лежит на полке. Понятно, однако, что: 

— пока нынешний министр финансов, которая якобы исповедует европейские ценности, не согласится признать автономным фонд обращения с радиоактивными отходами, с назначением наблюдательного совета из специалистов высокого уровня для его неуклонного целевого выполнения; 

— пока государственное управление Зоной будет еле теплиться; 

— пока, в отличие от европейских стран, у нас будет отрицаться необходимость укрепления и развития уже созданной организации, которая будет заниматься исключительно обращением с радиоактивными отходами, вплоть до их полного захоронения, — надеяться на существенный сдвиг в решении этой важной проблемы не приходится. 

Поскольку Европейская комиссия, понимая исключительную важность решения этой проблемы для безопасности страны, систематически помогала Украине, то незамедлительное решение указанных вопросов по европейским, а не постсоветским принципам будет еще одной проверкой степени европейскости наших политических руководителей. 

Надо также признать: создание биосферного заповедника на очень радиоактивно загрязненной территории не соответствует международным принципам формирования биосферных заповедников; разрывает систему надзора за радиоактивно опасными территориями; ослабляет возможности управления, недопущения и минимизации последствий чрезвычайных ситуаций (пожары, серьезные аварии в 10-километровой зоне, аварии на гидротехнических сооружениях и т.п.), которые могут быть существенной угрозой не только в пределах нынешней зоны, но и для отдаленных населенных территорий. 

Четкое понимание того, что это очень опасная территория, наиболее нуждающаяся в тщательном надзоре, управлении и решительном, хорошо организованном предотвращении опасных ситуаций, требует, прежде всего, не создания новых юридических лиц (в виде биосферного заповедника), а усиления системы государственного управления через Государственное агентство Зоны отчуждения, более четкого подчинения ему всех служб, работающих в зоне, для поддержания безопасности этой территории на высоком уровне. Недавний пожар в Зоне это только подтверждает.

Не менее важной проблемой является необходимость укрепления государственной границы и создания продуманной системы защиты этой территории. Поэтому без привлечения Министерства обороны обойтись в решении проблем Зоны невозможно.

Учитывая:

— сложность и многовекторность проблем Зоны отчуждения и безусловного отселения; 

— важность активной помощи ЕС и других передовых стран в решении многих задач в Зоне на основе принципов и подходов, принятых в передовых странах, а также в международных организациях (ЮНЕСКО, МАГАТЭ, ВОЗ, и т.п.);

— отсутствие стратегии деятельности в Зоне и направлений ее оптимальной безопасной эволюции, — целесообразно разработать Генеральную схему (стратегию) функционирования и развития территории Зоны, которая должна объединить, согласовать между собой и оптимизировать планы эксплуатации, строительства и развития всех основных объектов, независимо от их назначения и ведомственной подчиненности. В генеральной схеме должны быть определены основные меры, которые будут способствовать сохранению природной барьерной функции Зоны, оптимизации мер по недопущению, противодействию и минимизации опасных техногенных и природных чрезвычайных ситуаций. В ней также целесообразно, с учетом промышленных, безопасностных, радиационных, природоохранных и других аспектов, согласовать схему районирования Зоны и разработать направления будущей эволюции Зоны в целом и отдельных ее частей.

Учитывая важность и масштабность проблемы, для ее решения предлагается учредить специальную государственную комиссию во главе с вице-премьер-министром Украины. Заместителями председателя назначить вице-президента НАН Украины и представителя (председателя или его заместителя) Государственного агентства Зоны отчуждения (ГАЗО). Создать рабочую группу из специалистов НАНУ, ГАЗО, МО, других научных и производственных учреждений для анализа, сопоставления, координации и оптимизации работы всех заведений, необходимых для решения вышеуказанных задач. Только после разработки и утверждения Генеральной схемы Зоны можно принимать решение о статусе ее отдельных частей.

Что же касается заповедного дела, то здесь нет необходимости придумывать велосипед. После решения указанных и других вопросов нужно создать, по примеру соседней Беларуси, специальный радиоэкологический заповедник с режимом, который бы полностью отвечал нуждам безопасности всей Зоны. Заповедник этот должен подчиняться Государственному агентству Зоны, а не создавать раздробленность самостоятельных или полусамостоятельных "княжеств" на опасной территории.

Безусловно, после длительного упадка нашей науки в Зоне, которым многие годы "успешно" руководили правительство и Министерство финансов, значительно большие возможности для исследований теперь у иностранных специалистов, а не украинских. Понятно, что во время войны и кризиса добиваться дополнительного финансирования науки в Зоне не ко времени. Но улучшить условия для исследований без лишних затрат можно. Для этого надо "Экоцентр", группу мониторинга и необходимые помещения для приема и работы украинских и иностранных ученых объединить в Центр исследований, который в будущем может вырасти в мощный Научный центр. Его научную деятельность целесообразно координировать и поддерживать Национальной академии наук.

Авторы: Виктор Барьяхтар, Вячеслав Шестопалов, Дмитрий Гродзинский, Борис Пристер

Для справки. Авторы статьи — участники ликвидации аварии на ЧАЭС с 1986 г., академики НАНУ и НААН. В. Барьяхтар — вице-президент НАНУ и председатель комиссии НАНУ по вопросам ликвидации последствий аварии в 1987–1998 гг., специальность — ядерная физика. Герой Украины. Д.Гродзинский — председатель Национальной комиссии радиационной защиты населения Украины (НКРЗУ) с 1991г. по 2011 г., радиобиолог. Кавалер двух орденов Ярослава Мудрого. Б.Пристер — участник ликвидации Киштымской радиационной аварии под Челябинском, первый заместитель министра Минчернобыля в 1990–1994 гг., специальность — сельскохозяйственная и общая радиобиология и радиоэкология. Кавалер двух орденов "За заслуги". В.Шестопалов — председатель комиссии НАНУ по вопросам ликвидации последствий аварии на ЧАЭС с 1998 г., член НКРЗУ, гидрогеолог, радиоэколог, кавалер двух орденов "За заслуги" за активное участие в ликвидации последствий чернобыльской аварии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий